Кошка Нюся и ее дурзья
     КУПИТЬ КНИГИ ИНТЕРВЬЮ АВТОБИОГРАФИЯ



» » Кошка Нюся и семейный альбом

Кошка Нюся и семейный альбом

 
Дорогие друзья!
Сегодня в нашей постоянной рубрике Наталья Ларкин подготовила для Вас
рассказ о своей прабабушке, который дополнила фотографиями из семейного альбома.
И, конечно же, автор расскажет Вам об игривой и хищной кошке Нюсе.
Желаем Вам приятного чтения и удачного понедельника! 
 
"Кошка Нюся очень любила шкодить. Ее ругали,
обещали наказать, лишить еды, но ее желание
сделать какую-то пакость побеждало абсолютно все запреты и преграды.
Сегодня я пылесосила "по-праздничному". Это значит, что надо было отодвинуть все, что отодвигается, и вытянуть всю пыль. За креслами у нас в гостиной без всякого фен-шуя стоял застекленный книжный шкаф. Такой был, наверное, в каждой советской семье. Внизу этого чуда мебельной промышленности располагалась тумба, в которую заботливыми мамиными руками был напихан всякий хлам. Без особого энтузиазма я отодвинула кресла. Нюся решила, что я с ней хочу поиграть, и ловко вцепилась мне в руку когтями.
- Сволочь!- потрясла шлангом от пылесоса я.- Ты ко мне еще за обедом придешь.
Вооружившись тряпкой, я открыла дверки внизу шкафа. Запах пыли и старой бумаги защекотал мне нос. Я расчихалась и вышла умыться. Когда я вернулась и потянулась тряпкой на полку, в меня опять вцепилась кошка. Я резко дернула руку, и из шкафа вывалилась Нюська вместе с нашим синим, толстенным семейным альбомом.
- Р-ня, р-ня, р-ня,- недовольно зарычала на меня Нюся.
На наши крики прибежала мама. Мы сошлись на том, что наша кошка - исчадие ада. Мама присела на кресло, а я так и осталась сидеть на пыльном полу. Я покрутила альбом, открыла его на первой попавшейся странице, и на меня посыпались пожелтевшие от времени фотографии. Эти фото были не просто старыми. Некоторые из них были из прошлой жизни.
- Ой,- вскрикнула мама,- это моя бабушка с мужем. В смысле, с дедушкой, которого я никогда не видела.
На фото, старательно выведенная выцветшими чернилами, стояла дата: 10 декабря 1917 г, город Гомель. С холодной улицы на меня смотрели человек в военном кителе и молодая, в зимнем пальто, шляпке и муфте, женщина.
- Мам, расскажи мне чуть-чуть о них, ну пожалуйста,- заканючила я, почти как в детстве.
- Бабулю мою звали Виктория-Ева, урожденная Горбатовская. Она была дворянкой, закончила женскую гимназию, свободно говорила по-французски и по-немецки. Шла первая мировая война, и бабушка, вдохновившись примером императрицы Александры Федоровны и ее дочерей, пошла в госпиталь работать сестрой милосердия. Гомель - довольно большой город в Белоруссии, с историей, которая ведется от летописца Нестора. И конечно, там была своя военная часть.
- Дедушка? Как они встретились?- затаив дыхание, спросила я.
- Тема дедушки в нашей семье была табу,- грустно сказала мама. В 1939 г. его репрессировали. Очевидно, его расстреляли со знакомой миллионам людей формулировкой тех лет: "десять лет без права переписки". В сороковом году моя бабушка бежала в Киев с двумя уже почти взрослыми детьми. Их приютили какие-то дальние родственники. Бежать-то они сбежали, но вот что делать с национальностью "поляк" в паспорте? Между прочим, уже шла вторая мировая война, и Польша была под Гитлером. Я не знаю, слухи это или правда, но родственники говорили, что бабуля собрала все фамильные драгоценности и отнесла паспортистке, чтобы та написала ей и детям в документы национальность "белорус". Как ты помнишь из истории, в 1939 году Советский Союз присоединил к себе Западную Белоруссию и Украину, поэтому такая легкая махинация осталась незамеченной.
- А что еще тебе бабуля рассказывала?- выдавила я, совершенно обалдев от маминых откровений.
- В сорок первом году Киев оккупировали немцы. Евреев, которыми всегда изобиловал наш город, сгоняли в гетто, чтобы потом расстрелять в Бабьем Яру. Один раз бабуля пошла на рынок обменять картофельные очистки на кусок хлеба и попала под облаву. Перекрыли несколько кварталов, все проходы и переулки кишели фашистскими автоматчиками с собаками. 
К бабушке подскочил один такой солдат и, тыча на нее пальцем, закричал: "Юдэ (еврейка)?! " Вот где моей бабуле пригодился немецкий гимназический язык! Она глянула так, что даже собака перестала лаять, и гордо рассказала о том, что она дворянка польского происхождения. Так моя бабушка второй раз уцелела от верной смерти.
Потом я допылесосила квартиру, вычистила туалет, перемыла посуду и даже накормила свою паскудную кошку, хоть обещала этого не делать. Мамин рассказ все не шел у меня из головы. А вечером я сказала, почесывая кошку за ушком: "Спасибо тебе, Нюська, что поцарапала меня сегодня и что вытянула этот пыльный альбом на свет Божий. А то я бы никогда не узнала про свою далекую и такую отважную прабабушку Викторию-Еву, урожденную Горбатовскую, в замужестве Цеханович".
Сегодня моей повзрослевшей дочке уже больше лет, чем мне во время того разговора с мамой, и я горжусь, что могу рассказать ей хоть что-то об ушедшей эпохе и моих предках. Не по учебнику или Интернету, это она и сама найдет и прочитает."
Наталья Ларкин
скачать dle 10.5фильмы бесплатно




Наверх
Поделиться публикацией:
392
Опубликовано 14 ноя 2016

Copyright 2019 Наталья Ларкин Разработка сайта - Alfa Romanov Studio
ВХОД НА САЙТ